На протяжении многих лет мы помогаем нашим клиентам строить оптимальную структуру управления/владения бизнесами с точки зрения безопасности и налоговой оптимизации в рамках правового поля. Сегодня с имплементацией плана BEPS и прочих международных стандартов в законодательную базу Украины к этим задачам добавились:

• Решение вопросов правовой легализации гражданина Украины в качестве бенефициара бизнесов в Украине и за рубежом. Возможно, с учетом того, что бизнесы появились не сегодня.

• Планирование на перспективу доходов граждан Украины — бенефициаров нерезидентных компаний.

«Управление бизнесами» в контексте экспортно-импортных операций осуществляется через европейские структуры. Такие компании должны быть удобны с точки зрения налоговой оптимизации и льготных требований к substance. Также они должны соотноситься с украинскими условиями относительно: списков оффшорных юрисдикций КМУ; операций, относящихся к контролируемым; перечня НБУ сомнительных операций; условий ТЦО; наличия конвенции об устранении двойного налогообложения. Например, с Венгрией и Швейцарией.

 

Правовая легализация бенефициара

Так или иначе, сегодня или завтра налоговому резиденту Украины придется идентифицировать себя как бенефициара нерезидентной компании.

Для этого существуют такие варианты:

— договор дарения акций;

— покупка акций за доходы, полученные за рубежом (з/п, продажа предметов искусства, пр.);

— покупка акций нерезидента в рамках е-декларации ($50 тыс.);

— покупка акций компаний, которые котируются на зарубежных финансовых площадках. Речь о лондонской и варшавской площадках, некоторые клиенты с удовольствием этим воспользовались.

С учетом переходного периода данные формы решения задач еще какое-то время будут существовать. Но грядущие законодательные новации заставят с ними считаться в 2019-2020 годах и моделировать упомянутые схемы под новые условия.

Еще с 2014 года наши законодатели подбираются к полноценному внедрению правил относительно КИК и CRS (выявление незадекларированных активов и доходов и налогообложения на уровне бенефициаров).

Пока что мы находимся в выгодном «подвешенном» состоянии: правила КИК и CRS пока не интегрированы в законодательство Украины, нет автоматического обмена информацией, нет определения «места эффективного управления и центра жизненных интересов». Такая тихая «контрдеоффшоризация» озвучена даже президентом: «Закон о налоге на выведенный капитал будет рассматриваться после выборов президентских и парламентских».

За истекший год и сейчас большая часть причин, влияющих на использование нерезидентных структур украинскими бизнесменами, были как раз нерезидентного происхождения:

— «падеж» прибалтийских банков и побег клиентов в другие страны (Польша, Чехия и т. д.);

— substance;

— требования к бенефициарам — как по месту регистрации, так и в банках.

Исходя из нашей и клиентской практики за истекший год реально влияли на схемы с использованием нерезидентных структур в Украине такие законодательные нормы:

— относительно ТЦО, особенно контролируемых операций (доход 50 млн грн, оборот 5 млн грн, связанные лица — нерезиденты, торговля через комиссионера, список КМУ);

— новации руководства НБУ относительно либерализации валютного рынка (е-декларации при инвестировании, порог контролируемых операций, покупка акций нерезидента за гривны, возможность конвертации задолженности перед нерезидентом в корпоративные права);

— усиление требования НБУ в отношении предъявления информации по бенефициарам (физическим лицам) нерезидентов — контрагентов украинских компаний.

 

Кроме того, существует ряд законодательных новаций, которые вступают в силу или планируются ко вступлению и которые реально отразятся на работе нерезидентов в Украине:

1. Блок из восьми постановлений НБУ, принятых в начале февраля, который обещает валютный контроль 365 дней, е-лимиты по инвестициям за рубеж вместо индивидуальных лицензий, отмена регистрации кредитов от нерезидентов.

2. С 1 марта планируется снижение порога обязательной продажи валюты до 30%.

3. Вступивший в силу Закон «О валюте» (возможная амнистия капиталов).

4. Закон о налоге на выведенный капитал. Выводит из-под контроля фискалов прибыль. Интересен в контексте операций, относящихся к выводу капитала (20%): перестрахование, дивиденды, зарубежные инвестиции.

5. Закон о КИК. После имплементации правил BEPS в законодательство Украины абсолютно ожидаемый закон. Должен был вступить в силу 1 января 2019-го, впрочем, имплементация первого этапа BEPS должна была наступить весной прошлого года.

 

Каким образом нам нужно менять подходы к использованию нерезидентных структур?

Собственно, в определении степени необходимости использования нерезидентных структур в бизнес-схемах украинских бизнесменов идет борьба между страхом и болью. Поскольку есть понимание того, что свое «бенефициарство» рано или поздно открыть придется. И формировать легальные доходы нужно уже с учетом своего «бенефициарства».

Однако, есть обоснованные опасения за сохранность своих бизнес-активов в Украине (политические риски, давление со стороны контролирующих и правоохранительных органов). Добавьте сюда ненадежную банковскую систему, меняющееся, мало предсказуемое законодательство — и картина страданий будет ясна.

 

Каковы же альтернативные варианты выхода из правового поля Украины бенефициаров, когда они используют нерезидентные структуры для управления и владения бизнесами в Украине?

1. Использование профессиональных номиналов. Уже сложно и дорого.

2. «Размытие» пакетов акций до 25%, когда нет возможности определить бенефициара.

3. Смена налоговой резидентности (ОАЭ, Кипр, Мальта). Но есть проблемы с идентификацией места жизненных интересов.

4. Аннуитетные страховые полисы.

5. «Зонтичные» структуры (фонды, трасты).

6. Портфельные инвестиции посредством оффшорных банков. Полный «уход» в оффшор.

 

Вопреки перечисленному, я все-таки верю в будущее нерезидентов в бизнес-схемах украинских предпринимателей. Возможно, не такое продолжительное, как нам бы хотелось.

Именно здесь и находятся точки пересечения для зарубежных и отечественных специалистов. Именно поэтому только комплексный продукт способен соответствовать современным задачам клиента. Вот лишь некоторые варианты симбиоза отечественных провайдеров бизнес-услуг с иностранными компаниями:

1. Бухгалтерский аутсорсинг нерезидентных и украинских компаний, принадлежащих одному и тому же бенефициару.

2. Аудит таких компаний.

3. Отчетность по ТЦО, в перспективе КИК.

4. Логистика товарно-денежных потоков клиента с учетом украинского и зарубежного законодательств.

5. Представительство интересов бенефициара в схемах владения активами в Украине посредством нерезидентной структуры. Кстати, более недели назад окончился срок подачи отчетности по недвижимости, находящейся в собственности нерезидента.

6. Корпоративный секретарь (обязательный для всех публичных акционерных обществ).

6. Отдельная статья — адвокаты: налоговая адвокатура, сопровождение проверок ГФС, обжалование их решений, представительство в судах. Теперь это могут делать только адвокаты.

7. Аутсорсинг при составлении пакета документов при открытии зарубежной компании, банковского счета, подачи информации для получения вида на жительство, бизнес-эмиграции и пр.

 

В заключение упомяну один-единственный номер документа: директивой 7160/18 Совет Европы обязал налоговых консультантов и юристов уведомлять о потенциально агрессивных схемах налогового планирования своих клиентов. До 2020 года эта норма должна быть имплементирована в национальное законодательство европейских стран. Вы догадываетесь, насколько филигранной и профессиональной должна теперь стать работа юристов, аудиторов и налоговых консультантов в данной сфере?

Владимир Гаркуша

Управляющий партнер K.A.C. Group

Источник

Facebook

все новости