Как банкиры вычисляют среди своих клиентов отмывателей грязных денег

Опубликовано: 09.06.2020

Не нервничать, не быть излишне любопытным и быть готовым ответить на любой вопрос банка – вот что теперь нужно, чтобы снять деньги со счета, оплатить по контракту или провести любую другую операцию.

Не нервничать, не быть излишне любопытным и быть готовым ответить на любой вопрос банка – вот что теперь нужно, чтобы снять деньги со счета, оплатить по контракту или провести любую другую операцию.

Но и соблюдение всех этих правил не гарантирует, что, к примеру, счет не заблокируют, а ваше имя не внесут в «черный» список нежелательных клиентов. Почему банкиры стали такими подозрительными, и как подстроиться к новым условиям работы с банками?

Банки и их агенты

Новый закон о финразведке начинает обрастать нормативкой. Нацбанк уже рассказал подопечным, как подстроить под новые требования внутренние системы финансового мониторинга, проводить идентификацию клиентов и устанавливать степень их рискованности.

И, что вызвало особый резонанс, подробно прописал признаки, по которым банк может отлавливать и пресекать подозрительные финансовые операции. Соответствующее постановление регулятора официально опубликовано 21 мая.

Как это изменит жизнь банковских клиентов и к чему готовиться?

Начнем с того, что за банкирами окончательно закреплен статус фискальных помощников. Во всяком случае, что касается представителей бизнеса. Для того, чтобы убедиться, что клиент не является компанией-пустышкой, банк среди прочих документов, показывающих «живую» хоздеятельность (собственно предприятия и контрагентов) может также запросить бумаги, подтверждающие уплату налогов, а также тот факт, что сотрудники трудоустроены официально.

Непонравившихся с первого взгляда клиентов, похоже, ждет очень долгий и явно не всегда успешный путь верификации и идентификации. Ведь после того, как такой клиент по просьбе банка предоставит все возможные документы, подтверждающие его личность, банкиры могут перейти к следующему этапу.

А именно, по рекомендации НБУ, должны будут убедиться в том, «что клиент (представитель клиента) не является самозванцем, а действительно является лицом, которым он назвался».

Что будет происходить на этом этапе, неизвестно. Возможно, банкиры потребуют заключение экспертизы о подлинности предоставленных документов или что-то в этом роде.

К слову, банкиры могут доверить процедуру идентификации своих клиентов и сторонним структурам. Агентами банков могут быть иностранные и украинские юрлица, ФОПы или частные лица. Причем, таких агентов моет быть несколько.

Подозрительные ФОПы

Отдельного внимания заслуживают рекомендации НБУ относительно того, по каким критериям оценивать степень риска клиента.

Коммерческая или личная деятельность клиента – один из базовых критериев. Особое внимание банкиры будут уделять в том числе и представителям весьма «мирных» профессий. В том числе тем, чей вид деятельности:

предоставление юридических, консалтинговых, бухгалтерских услуг;

торговля недвижимостью, предметами роскоши, антиквариатом, произведениями искусства;

посреднические услуги по торговле иностранной валютой (например, дилеры Forex);

предоставление услуг, которые трудно подтвердить документально (например, рекламные, маркетинговые, консалтинговые услуги, услуги по исследованию рынка, разработки и обслуживание IT-решений);

деятельность, связанная с виртуальными активами.

Таким образом, сомнительными автоматически станут подавляющее большинство ФОПов, а также новые субъекты хозяйствования. Поскольку один из критериев рисковости – не более полугода с момента госрегистрации юрлица .

Главное – никаких эмоций

Очень скрупулезно Нацбанк прописал признаки финансовых операций, наличие которых у банкиров должно вызывать повышенное внимание. Более того, банкиры будут обращать внимание не только на саму операцию, но и на поведение клиента.

Например, идеальный клиент банка должен уметь:

четко объяснить чем, занимается, суть своего бизнеса;

хорошо знать своих контрагентов;

быть готовым предоставить любую бумагу, которую затребует банк;

всегда быть на связи с банком (актуальные телефон, указанный адрес и электронная почта).

И, к слову, лучше никакого развития бизнеса. Ведь значительное увеличение оборотов по счетам тоже моментально окажется под подозрением.

Поводом к началу серьезных проблем может стать, например, плохое обслуживание в банке, которое вызовет раздражение. Или, скажем, излишняя разговорчивость и любознательность.

Из 71 прописанного Нацбанком индикатора подозрительности финансовых операций «Минфин» выбрал 10 самых странных:

Клиент (представитель клиента) нервничает без видимых причин или проявляет нетипичное поведение.

Клиент демонстрирует необычную заинтересованность требованиями «антиотмывочного» законодательства.

Клиент (представитель клиента) настаивает на срочности проведения финансовой операции, демонстрируя нервное поведение без наличия очевидных на то причин.

Финансовые операции по счету физического лица не отвечают риск-профилю клиента (в частности возрасту, профессии, доходам).

Проведение нескольких финансовых операций клиентом в течение одного дня в одном отделении, но с очевидной попыткой обслуживаться у разных работников банка.

Произошли значительные изменения в объемах финансовых операций по счетам.

Регулярное получение средств из-за рубежа или перевод средств за границу, если цель таких переводов является неочевидной или совокупность таких финансовых операций носит необычный характер.

Заявленные и фактические объемы операций розничного торговца, суммы отдельных сделок не соответствуют обычной практике у конкурентов или информации, полученной работниками банка после визита в эту торговую точку.

Проведение клиентом финопераций в большом объеме с наличными или проведение значительного количества операций с использованием карточных счетов.

Снятие наличных средств в значительных размерах с текущего счета, по которому в течение длительного времени (не менее полугода) не проводилось  операций, или со счета, на который недавно был зачислен перевод из-за границы на большую сумму.

Последствия могут быть весьма неприятными: подозрительная операция будет остановлена, средства на счете заблокированы до выяснения обстоятельств. В худшем случае, счет закроют, а его владелец попадет в «черные» списки.

А это значит, что человек или компания станут нежелательными клиентами не только для банка, где произошел инцидент, но и для других финучреждений. О крупных операциях (от 400 тыс грн), которые банку показались преступными, узнает Госфинмониторинг. А дальше – проверка финразведки и передача дела правоохранителям.

Откуда взялись новые правила

Проблема в том, что новые правила финмона сильно усложнят жизнь обыкновенным клиентам банка. А вот основную задачу – пресечение отмывания преступных доходов и финансирование терроризма вряд ли решат.

То, что наши чиновники попросту списали критерии подозрительности у других, признают и в Нацбанке.

«Большинство перечисленных индикаторов/критериев риска можно найти в международных практиках проведения финансового мониторинга (руководство Европейской службы банковского надзора о факторах риска, типологии и руководства FATF), а также в регуляторных актах других стран (Канады, США, Великобритании, Австралии, Грузии, Швеции, Сингапура)», — говорят в пресс-службе НБУ.

Как жить по новым правилам

Появление нацбанковских рекомендаций вовсе не означает, что банки уже взяли под козырек. По сообщению регулятора, его подопечные получили время для имплементации новых требований финмона – до конца года.

К тому же, наш закон о финмониторинге дает право банку самостоятельно определять критерии подозрительности.

«Что роднит отечественные и зарубежные банки, так это самостоятельное волюнтаристское определение «экономической целесообразности». Вот как банковскому клерку понять логику клиентского бизнеса в десятки миллионов с высоты своей зарплаты? И где его степень ответственности? Свою правоту (если ему например заблокировали счет) клиент может доказать только в суде, где могут быть задействованы судебные эксперты с необходимой квалификацией», — говорит управляющий партнер KAC Group Владимир Гаркуша.

Но учитывая особенности нашей судебной системы, это будет долго, а, главное, не факт, что эффективно.

Хуже всего то, что банки могут использовать финмониторинг в своих корыстных целях. Владимир Гаркуша рассказал «Минфину», как это делали, к примеру, некоторые латвийские банки.

По надуманным причинам они блокировали счета на миллионы евро по единоличному решению менеджера отдела compliance. Клиенты заваливали банк документами, договорами, пояснительными записками, которых, судя по повторяющимся вопросам, никто не читал.

Смысл всего заключался в следующем: на время блокирования счета клиент определялся как «подозрительный» и «наносящий урон деловой репутации банка» и с него взыскивают повышенную комиссию.

«Например, в банке PNB (Norvik Banka) она достигала 10 тыс евро в месяц! Перевести деньги в другой банк из-за блокировки счета было невозможно. Эта история коснулась некоторых украинских IT-компаний, имевших счета в PNB (Norvik Banka)», — говорит Владимир Гаркуша.

«Минфину» не известны случаи аналогичного использования финмона нашими банками. Скорее всего, и в дальнейшем большинство трений с банком можно будет решить на месте. Только теперь для этого потребуется предоставить больше документов.

Можно будет также пожаловаться в НБУ или сразу пойти в суд. Но наши сограждане, похоже, уже выбрали свой путь и все активнее переходят на наличные расчеты.

Источник

Будьте в курсе свежих новостей и событий!



Позвонить Отправить Email