Почему наши IT-шники массово настроены «валить» и какие варианты рассматривают

Опубликовано: 02.06.2020

Новый закон, более известный, как «законопроект 1210», разделил экспертов и бизнес-сообщество на два лагеря. Одни (и среди них — представители власти) утверждают, что новые правила защищают интересы бизнеса.

Другие, в основном предприниматели, массово интересуются возможностью сменить страну проживания. «Минфин» разбирался, кто прав.

Закон, который также называют малой налоговой реформой (№ 466-ІХ), имеет непростую судьбу.  Сперва его долго мусолили в парламенте. Потом документ месяцами пылился на подписи у президента.

Необходимость его приятия пояснялось двумя причинами. Первая – перекрыть наиболее распространённые схемы вывода капитала, которые использует крупный бизнес.

Вторая – ликвидировать законодательные прорехи, провоцирующие многочисленные конфликты между бизнесом и налоговой.

По факту результат работы законодателя оказался совсем иным. В документе появилось немало норм, которые лишь усилят фискальный пресс. Например, теперь все сделки будут оцениваться с точки зрения наличия деловой цели.

Скажем, если компания продает товар зарубежному контрагенту по рыночной цене, такая операция имеет «разумную экономическую причину». Если цена занижена – сделка проводится с целью налоговой оптимизации. И теперь будет иметь весьма серьезные финансовые последствия.

«Установленные в законе критерии позволяют любую операцию, даже такую, которая оформлена правильно, считать лишенной разумных экономических причин ее проведения», — поясняет суть проблемы юрист ЮФ «Ильяшев и Партнеры» Нина Бец.

Неприятным сюрпризом для работодателей станет увеличение периода, за который налоговики могут проверять адекватность начисления и выплаты зарплаты.

«С 2021 года налоговые органы смогут начислять налоговые обязательства не позднее 2555 дней (сейчас 1095 дней). Кроме того, во время проверки налоговики смогут брать пояснения у сотрудников на предмет оформления трудовых отношений, выплаты зарплаты и так далее. Работодатели должны к этому подготовиться», — предупреждает руководитель департамента АФ «Грамацкий и партнеры»Игорь Реутов.

Но самый большой резонанс вызвало то обстоятельство, что новые законодательные нормы закрутят гайки тысячам украинских стартаперов, в том числе и представителям IT-индустрии. Причем, закон создает для них настолько невыносимые условия работы, что в профильных сообществах сейчас главной темой для обсуждения стали возможные варианты для эмиграции.

Головная боль стартапов

Проблема первая. Касается собственников компаний за рубежом, среди которых немало представителей IT- сферы. Закон устанавливает правила, когда иностранная компания может быть признана резидентом Украины. Соответствующие нормы вступают в силу с 1 января 2021 г.

«Плательщиком налога — резидентом будет считаться также иностранная компания, если место ее эффективного управления находится в Украине. Проблемой в данном случае будет то, что такая компания будет являться одновременно налоговым резидентом по месту ее регистрации, а также будет обязана платить налоги в Украине. То есть, собственники такого бизнеса столкнутся по факту с двойным налогообложением», — говорит Нина Бец из ЮФ «Ильяшев и Партнеры».

Признаки того, что эффективное управление находится в Украине по новому закону таковы:

  • управление банковским счетом из Украины,
  • управление персоналом из Украины,
  • ведение учета из Украины,
  • дирекция заседает в Украине,
  • руководство в Украине живет и из Украины фактически управляет.

 

Проблема вторая. Касается случаев, когда резидент Украины контролирует иностранную компанию (КИК), что в наших реалиях встречается чаще. Теперь фискальные правила в рамках таких отношений кардинально поменялись.

Контролируемым лицом признается резидент Украины, который:

  • владеет долей в иностранной компании в размере 50% и выше,
  • владеет более чем 10-процентной (25%) долей в иностранном юрлице вместе с другими лицами, а их совокупная доля составляет 50% и более,
  • самостоятельно или совместно с другими резидентами Украины – связанными лицами осуществляет фактический контроль над иностранной компанией.

Чтобы долго не распространяться о том, как новации повлияют на работу наших стартаперов, рассмотрим три рабочие ситуации и их налоговые последствия.

Ситуация 1: Иностранцы инвестируют в наш стартап

Допустим, наш стартап привлекает финансирование от нерезидентов на развитие. Такое случается часто. Нужно ли будет уплачивать налог в Украине с таких операций? Сторонники нового закона говорят – в большинстве случаев нет.

Ведь правило контролируемой компании действует лишь в случае, когда украинские фирмы (физлица) владеют иностранными компаниями, а не наоборот. Но есть и исключения.

«Если финансирование на стартап дает оффшорная компания да еще и под высокие проценты, то часть выплат по обслуживанию долга действительно может не учитываться в расходах стартапа. Однако если мы говорим о реальном финансировании стартапа, да еще и из уважаемой юрисдикции, а не из налоговой гавани, то проблем не будет», — рассказывает младший юрист АО «Морис груп» Артур Мриглод.

Ситуация 2: Работа через иностранную компанию

А вот тут ситуация более интересна. Ведь она касается случаев, когда наши стартаперы создают зарубежную компанию (КИК) и через нее ведут хозяйственную деятельность. Теперь собственник КИК должен будет уплачивать с ее прибыли налоги в Украине пропорционально своей доле владения.

Правда, не всегда. И этот момент активно пиарят защитники нового закона. Платить налоги в Украине не придется если:

  • годовой доход собственника компании  не превысил 2 млн евро. А стартаперы очень редко имеют такие заработки,
  • КИК находится в государстве, с которым у Украины есть договор об избежании двойного налогообложения,
  • компания платит налог на прибыль по ставке не ниже 13%,
  • доля пассивных доходов КИК составляет не более 50%. Как правило, стартап тоже в начале своей деятельности не получает больших доходов от дивидендов, процентов или роялти.

В чем подвох

Загвоздка в том, что в действительности выполнить все условия, позволяющие не платить налог за КИК, достаточно сложно.

«Многие разработчики программных продуктов работали через эстонские, английские, американские и другие компании, в том числе и оффшорные типа Гонконга и ОАЭ. На эти компании не только принимались платежи, но и регистрировались программные разработки и торговые марки, чем защищались от потенциального рейдерства», — рассказывает управляющий партнер K.A.C.Group Corporate Lawyers & Tax Advisers Владимир Гаркуша.

Теперь айтишники абсолютно чётко определяются как «контролёры» КИК. Нераспределенная прибыль контролируемых ими компаний приплюсовывается к налогооблагаемому доходу «контролёра» — гражданина Украины и облагается 19,5% налога (подоходный налог плюс военный сбор).

Важно и то, как будут рассчитываться налоги. И тут тоже возникает масса вопросов.

«Есть IT – проекты, по которым платежи проходят не через банки, а разного рода платёжные системы и даже криптовалютные платежи. Невозможно себе представить, как можно высчитать «нераспределённую прибыль» принадлежащую контролеру КИК подлежащую налогообложению в Украине» — поясняет Владимир Гаркуша.

Наконец, даже если КИК соответствует всем требованиям для того, чтобы не платить за нее налоги, ее «контролерам» все равно придется отчитываться о ее деятельности перед нашими налоговиками.

«Положения закона требуют подачи в налоговую информации по каждому действию просто в отношении иностранной компании. Т.е. о приобретении или получении доли, отчуждении и т.д. И это независимо от того, возникает ли в связи с этим налоговое обязательство в Украине. Зачем? Чтобы обеспечить тотальный налоговый контроль за гражданами?», — рассуждает старший партнер юрфирмы КМ Партнеры Александр Минин.

Невыполнение требования чревато серьезными штрафами.

«Порядка $170000 за неподачу отчета по КИК и $85000 — за нераскрытие каждой контролируемой компании. При этом уплата налогов и штрафов гарантируется имуществом гражданина» — уточняет Владимир Гаркуша.

Ситуация 3. Заказ услуг у нерезидента

Возьмем не менее распространенную ситуацию: ФОП не плательщик НДС (а именно в такой правовой форме работает большинство стартапов) заказывает рекламные услуги, например, у Google, или услуги по тестированию программного обеспечения у нерезидента.

«Местом поставки таких услуг будет Украина. А значит, на них надо начислить сверху 20% НДС, отчитаться о них и перечислить государству. Порядок такой отчетности и уплаты еще предстоит разработать Минфину. Однако это явно не добавляет энтузиазма предпринимателям относительно закупки услуг у нерезидентов. Ведь они подорожают, плюс добавится нагрузка и затраты на администрирование», — рассказал о последствиях новых правил ведущий адвокат АО «Морис груп» Артем Устюгов.

Стартаперы готовятся к бегству

Именно поэтому последнюю неделю в профессиональных сообществах обсуждают только одну тему: «куда валить?».

«Если власть ожидает от нововведений резкий прирост доходов госбюджета, то опыт других стран, которые вводили КИК и другие подобные изменения, не показывает скачка доходности. Порой даже наоборот – бизнес начинает мигрировать в юрисдикции с более лояльными правилами. Это касается и физических лиц – бенефициаров, которые часто просто переезжают в другую юрисдикцию, например на популярный сегодня Кипр», — говорит руководитель практики налогового права АО «Морис груп» Василий Андрусяк.

В свое время после введения аналогичных правил Россию покинули около трети стартаперов. Наши айтишники вполне реально рассматривают варианты релокации бизнеса в те же Эстонию, Чехию, Польшу.

«Одним из самых простых способов избавиться от необходимости соблюдать новые требования может быть изменение налоговой резидентности (без смены гражданства). Сделать это не так уж сложно. Упрощенно это может сводиться, например, к тому чтобы физически быть в Украине менее 183 дней в году, иметь жилье и бизнес в другой стране. И лучше также чтобы семья в основном проживала там», — рассказал Александр Минин.

Источник

Будьте в курсе свежих новостей и событий!



Позвонить Отправить Email