СВЕТ ИЛИ ТЕНЬ. КАКОВЫ ПЕРСПЕКТИВЫ ДЕКЛАРИРОВАНИЯ АКТИВОВ

Опубликовано: 05.01.2022

В статье для издания «Власть и деньги» управляющий партнёр K.A.C. Group Владимир Гаркуша размышляет о налоговых реформах, состоявшихся в 2021 году, в частности, о роли налоговой амнистии и декларировании активов через отчётность КИК, а также даёт прогнозы о том, что нас ожидает в налоговой сфере в следующем году.

В 2021 г. имел место чёткий законодательный акцент на налоговых новациях. Речь идёт о налоговой амнистии, безналоговой легализации активов через ликвидацию зарубежных компаний, принадлежащих гражданам Украины, и декларирование иностранных активов через отчётность по контролируемым иностранным компаниям (КИК).

Как налоговый консультант и аудитор имею репрезентативную статистику по клиентской практике. Итак, налоговая амнистия в подавляющем большинстве случаев рассматривается как вариант с малой перспективой реализации. Во-первых, и не безосновательно, такая легализация состояния может стать предикатом для применения ст. 209 УКУ (легализация доходов, полученных преступным путем). А во-вторых, хотя «доходы, задекларированные в результате налоговой амнистии», согласно законодательству, являются подтверждённым источником их происхождения, финансовые учреждения (банки, финкомпании) в большинстве своём им гнушаются, ссылаясь на собственные правила финмониторинга. По словам Даниила Гетманцева, по состоянию на декабрь 2021 г. поступления в бюджет от амнистированного состояния граждан Украины составили около 10 млн. грн, то есть чуть более 300 тыс. евро. Окончание срока амнистии достигает конца лета следующего года, но тенденция показательна.

Заметную динамику имели процессы подготовки к ликвидации КИК, имеющих зарубежные активы, украинскими предпринимателями. Значительное их количество решило воспользоваться возможностями, предоставленными Законом N466-IX, предусматривающим безналоговую возможность украинцам задекларировать недвижимость и денежные средства, полученные в результате ликвидации собственных зарубежных компаний. Стартовый энтузиазм притормозили две существенные причины. Первая – исключительно технологическая. Пришлось столкнуться с множеством административных процедур, связанных с ликвидационными процессами. Кроме того, фактическое перемещение активов (особенно денежных средств) связано с дополнительными банковскими процедурами compliance и due diligence, то есть финмониторингом. Следовательно, в отведённый законодательством Украины срок до 31 декабря 2021 г. уложились далеко не все, кто начинал ликвидировать собственную КИК с активами. Во-вторых, колоритный информационный фон процесса создавали госдолжники и налоговики своими контроверсивными интервью, толкованиями и разъяснениями. Но так до сих пор никто из них не объяснил, почему денежные средства украинский налоговый резидент получает без уплаты налогов, а денежные требования (которые впоследствии материализуются в деньги) – с возможным удержанием НДФЛ, хотя источник и денег, и денежных требований может быть один и тот же. Консультация Минфина N256 не внесла ясность в большинство спорных вопросов, а возможность продлить срок ликвидации на 2022 г. по объективным причинам отнесла на субъективное решение налоговой.

Сама идея выжимания из украинцев трудовой сэкономленной копейки любым способом кажется антигуманной. В условиях перманентного изменения «предыдущих преступных властей», тотальной коррупции, законодательных качелей, а теперь ещё и войны, отечественный условный «средний класс» был вынужден реагировать соответственно. Заработки материализовались в валютную наличность, недвижимость (в том числе и зарубежную) и другие активы. Банальный инстинкт самосохранения и мысли о завтрашнем дне, пусть даже о пенсии. А в последних заявлениях главы Минфина Сергея Марченко уже говорится о возможности доналогообложения объектов недвижимости, приобретённых давно и не имеющих подтверждённых источников происхождения средств и уплаченных налогов. К этому также следует добавить угрозу применения косвенных методов налогообложения.

Более того, например, призрак Закона Украины N4546, предусматривающий существенное расширение круга лиц, к которым ФГВФЛ сможет обращаться с требованиями о возмещении ущерба клиентам банков-банкротов, заставляет банкиров искать варианты защиты активов вне законодательной юрисдикции Украины.

Следовательно, существующая практика свидетельствует, что отечественные бизнесмены отказываются от возможности легализации в Украине и предпочитают держать активы как можно дальше. И выбирают для таких целей кипрские фидуциарные трасты или частные семейные фонды Лихтенштейна.

 

Читайте далее:

Налоговая амнистия: как задекларировать кэш и криптовалюту

Налоговая амнистия: как переиграть фискалов и финмониторинг

Будьте в курсе свежих новостей и событий!



    Позвонить Отправить Email